На главную
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация


Навигация
- Форум
- Фотогалерея
- Каталог яхт-клубов
- Карта сайта
- Яхтинг в Интернет
- Реклама на портале
Реклама
Случайное фото
Наши рассылки

Rambler's Top100
Рейтинг - яхты и катера
Рейтинг@Mail.ru
 
Греция

Отчет о походе вокруг Греции. Осень, 2006.

30.09 Каламаки - Эгина (или "на честном слове и на одном крыле")


Как известно, у всех планов военных операций есть одно общее свойство: они никогда не выполняются в действительности. Так было и на этот раз. Мы планировали добраться до марины Каламаки, что в пригороде Афин под названием Алимос, часам к 12 дня, и часа в 3 уже выйти в море с тем, чтобы засветло дойти до рыбацкой деревушки со звучным названием Пердика, расположенной на острове Эгина. Действительность же внесла, как говорится, свои коррективы, и даже бутылка коньяка, врученная, по рекомендации маклера из Ташут (израильская контора, занимающаяся съемом на прокат яхт за границами Израиля), коллективу Верникос Яхтинг, не сумела сделать так, чтобы яхта, вошедшая в марину уже у нас на глазах, была готова в срок.

Кстати, марина эта - исключительно нехороша: она огромная, но при этом забита под завязку (яхты стоят у концов пирса веером, как лепестки ромашки). Душ имеется, но в своем роде рудиментарный (попросту торчащая из стены труба с краном наподобие брандспойтного, подающая холодную воду под соответствующим напором). Чистота - весьма относительная (и это не говоря уже о чистоте воды, которая столь же ярко выражена, сколь и вегетарианство у львов). Вдобавок ко всему, непосредственно рядом с мариной находится нечто вроде ночного клуба с полностью отсутствующей звуковой изоляцией, поэтому спать в последнюю ночь нам пришлось довольно мало и плохо. Указанного в лоции криминала не наблюдалось, но в окрестностях действительно снуют довольно странные люди. В общем, если у вас есть выбор между этой мариной и любой другой - give this one a miss. Если все же, по какой-то причине, вы захотите добраться до этой марины из Аэропорта Афин, то лучше всего это сделать на автобусе № X96, который ходит туда и обратно каждые 15 минут, с раннего утра и до позднего вечера, и стоит каких-то 3.20 евро на человека.

И если уж речь пошла о чистоте, то скажу, пожалуй, пару слов за чистоту Греции в целом. Не знаю как обстоит дело в более уединенных частях Эгейского моря и в море Ионическом, но Саронический и Арголический заливы загажены, уж извините, по самое немогу. Вот буквально идешь по заливу, вокруг вроде бы ни души, а между тем по воде плывет достаточное количество мусора, чтобы предположить кораблекрушение чего-нибудь размером с Титаник. То же самое и в портах, за исключением наиболее уединенных. Удивительно, насколько эта картина контрастирует с чистотой моря у берегов Турции. А все потому (наверное), что в Турции за этим делом следят, и нарушителей чистоты карают с поистине янычарской строгостью и последовательностью. Не дай Бог, будучи в турецкой марине, помыть тарелку на камбузе - сразу штраф влепят. В Греции же далеко не у всех яхт, как мне кажется, есть даже холдинг танки, а об их использовании я и не говорю. Боясь быть неправильно понятым эллинофилами среди читающий сие, все же предположу, что оккупация Греции каким-нибудь государством с развитой экологической политикой лет эдак на -дцать пошла бы Элладе на пользу.

Но вернемся к нашим планам. После длительных экивоков мне все же обещали подготовить яхту к 15:30, на что я, не имея выбора, согласился, и мы пошли обедать в кабак под названием Василис, который был нам порекомендован в Ташут. Кабак находится в двух кварталах за гостиницей "Алимос Марина", которую видно из марины, через дорогу. Я так подробно описываю расположение этого кабака для того, чтобы вы, мои читатели, ежели когда попадете в те места, бежали от него как от огня. Покормили нас там средненько, хотя и довольно дорого, а вот забытый там фотоаппарат Корман через 15 минут уже не нашел. "Какой такой фотоаппарат?" - поинтересовался хозяин притона.

Перед обедом провизионная команда забежала в супермаркет, и накупила по списку продуктов, с доставкой до самой яхты. Нейштат настоял на своем участии, и накупил много всего поверх списка, ссылаясь на неспособность есть продукты, указанные в раскладке. Он был наказан за свое бонвиванство: консервы, которые он принял за мидий, оказались на самом деле фасолью, которая, впрочем, с удовольствием была съедена (не в последнюю очередь - Колей, спавший в одной с Нейштатом каюте).

По возвращении в марину, я застал уборку яхты в разгаре. Закончилась она никак не раньше 16 часов, а потом еще долго искали хозяина яхты (я так понимаю, что Верникосу яхты не принадлежат, они их только обслуживают и сдают) по имени Апостолос, который долго мне объяснял всякую ерунду, а потом еще долго пытался привести в порядок такелаж, который весь был перепутан и закручен в макраме. В итоге выходили мы довольно-таки впопыхах, и сильно позже, чем собирались: часов уже в 6 вечера. Возможно, это было ошибкой, но с другой стороны, ночевать в этой марине лишний раз мне тоже очень не хотелось.



Решено было идти не в Пердику, а в главный порт острова, расположенный в одноименном городе - Эгина: туда было немного ближе, плюс, если верить лоции, наши шансы найти места были лучше, поскольку в Пердике все забивается довольно рано. Мы бодро пошли под движком, ловко уворачиваясь от гигантских сухогрузов, контейнеровозов и паромов, выходящих и входящих в Пирейский порт. Однако против природы не попрешь, и когда мы подходили к острову Эгина, на Эгейское море спустилась ночь. Встав в кильватер к какому-то парому, который явно знал, что делал, мы на ощупь заползли в трудно различимый на фоне огней города порт, однако ни в самом порту, ни в так называемой "марине" Эгины мест не оказалось. Сделав пару кругов вместе с еще парочкой таких же копуш, мы отчаялись, и бросили якорь на внешнем рейде, где уже качались на легких волнах два катамарана и еще одна яхта.

Первая постановка на якорь прошла без приключений и, обнадеженные успехом, мы решили съехать на берег с тем, чтобы на нем поужинать. Поскольку наш тузик не рассчитан на семерых, решено было ехать двумя партиями максимум по четыре человека за раз. Володя залез в тузик, приделал мотор, завел его, и первый десант, состоящий, помимо Володи, из Холостова, Кормана и Нейштата, скрылся в огнях Эгины. Сразу после их отхода я подумал, что неплохо бы кинуть им в тузик насос и весла - на всякий пожарный случай, но мысль эта не зацепилась ни за что в усталом мозгу, а жаль. Через полчаса примерно ожидания, я не выдержал, и позвонил Нейштату. Оказалось, что посреди залива у них начал сдуваться тузик. Сначала они не поняли, что произошло, и начали обвинять друг дуга в том, что кто-то неправильно сидит, от чего тузик кренится. Однако очень быстро до них дошло, что один баллон стремительно теряет воздух ("Сколько до поверхности воды? Тысяча футов, инженер Смит!"), и только героически перемещаясь по тузику и балансируя на оставшемся баллоне, им удалось, буквально как в песне, дойти до берега "на честном слове и на одном крыле". Больше всего Володю веселил тот факт, что, когда он поддавал газа, тузик складывался буквально вдвое.

Оказавшись все же на берегу, наш десант немедленно попытался решить вопрос о возвращении. Увы, надуть тузик ртом - так же просто, как наполнить асуанское водохранилище решетом. А дело-то вот в чем: во-первых, клапан находится в такой части баллона, в которую морду просунет разве что муравьиный лев. Во-вторых, внутри клапана имеется пимпочка, которая должна быть нажата для того, чтобы внутрь баллона поступал воздух. В результате редкие прохожие, гулявшие в этот момент вдоль пляжа Эгины, могли наблюдать высоко оттопыренную задницу Нейштата, голова которого скрывалась где-то в нижней части баллона, и которого остальные десантники забрасывали советами типа "Языком, ты ее языком заталкивай! Обхвати ее губами! Дуй сильней!"

На наше счастье, нашлись добрые люди, которые предложили помощь - съездили на своем тузике к нашей яхте, и забрали у нас, оставшихся, насос, который и передали десантникам. В результате все мы, кроме Коли, оставшегося сторожить яхту и оснащать рыболовные принадлежности, оказались в прибрежном кафе, зайдя в него прямо с пляжа, из выбросившегося на песчаный берег тузика.

Что касается страсти Коли к ловле рыбы, не слишком разделяемой оной рыбой, об этом речь еще пойдет в дальнейшем.

После всех переживаний белая рецина в кафе пошла на ура, даже я приложился, хотя еда и не блистала оригинальностью или выдающимся вкусом.


01.10 Эгина - Гидра (или "дно скрежещет по камням")


Проснувшись не очень рано, мы совершили еще один налет на город Эгина, затоварившись туалетной бумагой и еще какими-то мелочами, о которых мы забыли в Афинах. Таким образом, мы были готовы к выходу только лишь часам к 11 утра, и к этому моменту вокруг нас собралась толпа яхт эдак из тридцати, которые, очевидно, готовились к началу какой-то регаты (наличие которой и объясняет, надо полагать, отсутствие свободных мест в порту предыдущим вечером).

Набережная Эгины

Выбрав якорь, мы начали осторожно продвигаться вдоль внешнего края скопления яхт, как вдруг раздался зловещий скрежет. Володя немедленно сообразил, что к чему, и крикнул "Камни!", после чего я догадался вырубить движок - и вырубил. Не услышав стука падения фальшкиля на дно, мы сочли инцидент исчерпанным, и двинулись осторожненько на глубину.

Дул слабенький северный ветер, и мы подняли паруса и встали на фордак, на бабочку. Вскоре впереди появился остров Порос, соединенный с материком (точнее - с Пелопонессом, который, начиная с 1893 года, частью материка не является) узким, метров в 150, и мелким проливом.

Пролив

По совету маклера Ташут, встали на якорь, кормой к причалу, у северного причала, и отправились исследовать город. Сам городок, одноименный острову, весьма мил, хотя и слегка перенаселен туристами. Недалеко от города есть храм Зевса, до которого мы, впрочем, не добрались. Во многих из кафе на набережной имеются души и доступ к Интернету - за деньги, разумеется.

Погуляв по городу часа полтора, вернулись на яхту, где нас ждал Холостов, и пошли через пролив. За нами шла моторная яхта под удивительным названием "O, Pari!", которая с одной стороны стремилась нас обогнать, с другой - боялась сделать это в узком проливе (подозреваю, что тут боролись не две стороны одного характера, а вовсе даже нетерпеливые пассажиры с одной стороны и осторожный капитан - с другой). В итоге пассажиры победили, Опари обогнал нас, и мы пошли у него в кильватере. Выйдя из канала, мы обошли выступающий из Пелопонесса мыс, и взяли курс на город Гидра, находящийся на одноименном острове.

Выход из пролива в сторону Гидры


Форт на выходе из пролива

Вот что мне известно об этом острове из лоции и из бесед с официантом в местном ресторане, о котором - позже. Сравнительно недавно еще жители острова промышляли в основном пиратством, и жизнь острова была сосредоточена на удаленной от материка южной стороне. Видимо, сложность рельефа, осложнявшая поиск пиратов, и наличие природных запасов воды были тому причиной. Со временем, однако, пиратство зачахло, и население острова стало стремительно падать: с 35 тысяч в 50-х годах до 2-х с небольшим тысяч сейчас. Остров, однако, перепрофилировался на туризм, и туда из Афин паромами прибывают в больших количествах жители столицы, у некоторых из которых на острове - свои дома (или, вернее сказать, дачи). Кроме того, на острове немало гостиниц.

Моторный транспорт, за исключением двух мусорных машин и одной полицейской (иными словами - для мусоров) отсутствует, поэтому дорогущие чемоданы постояльцев возят из порта в затерянные в горах гостиницы тот транспорт, который имеется, именно - ослики. Зрелище самсонайта на волосатой ослиной спине - впечатляет.

кошки острова Гидра
Кроме осликов, на острове в великом множестве водятся кошки, которые не боятся никого и ничего и, в отсутствии основного своего врага (автотранспорта) процветают. Еще в городе есть впечатляющий форт, охраняющий вход в гавань, и исторический музей, в который мы не попали.
На пристани с утра продают рыбу - прямо с рыбацких судов: рыбак набирает рыбу из сетей в целлофановый пакет, бросает его на подвешенные за какую-то часть такелажа весы, и называет цену. Цена высокая безумно, поэтому большая часть даров моря, подаваемая в кабаках - мороженая. Резонно предположить, что один траулер где-нибудь у берегов Норвегии вылавливает за сутки больше, чем все рыбаки Греции за месяц. Не удивительно, таким образом, что все больше рыбацких деревень переиначиваются на туризм.
Часть рыбы, впрочем, раздается бесплатно - все тем же кошкам, терпеливо ждущим своей очереди на пирсе перед рыбаками.


Пришли мы в Гидру достаточно рано, часов в 5-6 вечера, но мест уже не было. Я начал раздумывать, попытаться ли втиснуться между двумя моторными яхтами, или идти в соседнюю бухту (в одной миле к востоку от города), когда одна из этих яхт вдруг начала сниматься с якоря. Мы прижались к стоянке морских такси, и переждали выход той яхты, после чего встали на ее место. На внешней стенке уже стояла на якоре "О, Пари!", сильно обогнавшая нас по дороге. Впоследствии мы столкнулись на берегу с ее пассажирами: русскоязычная компания, состоящая из коренастых "спортсменов" за сороковник, и молоденьких расфуфыренных девиц в розовом.

Форт на выходе из Гидры

Вид сверху


После непродолжительного нагуливания аппетита, мы устроились в ресторане Вигла (находится во втором ярусе над портом, справа от колокольни), который нам вполне понравился. Обслуживал нас русскоязычный официант, родом из Западной Украины, который и рассказал нам кое-что об острове, а заодно и накормил. Если будете в Гидре - идите прямиком именно в этот ресторан, в нем хорошо и сравнительно дешево.


02.10 Гидра - Навплион, или "долгая дорога в дюнах"


С утреца я решил заправиться водой. Для этого, как оказалось, надо было найти какого-то чувака с длинной бородой, который, по словам официанта прибрежного кафе, должен появиться с минуты на минуту. Он действительно появился примерно через полчаса, но тут же поехал заправлять водой уже известную нам "О, Пари!", стоявшую на внешнем рейде. Съездив туда и обратно на весельной лодочке, он наконец-то занялся нами. Весьма любопытна система оплаты: сначала он заявил, что берет 2 евро за каждые 100 литров. Потом, когда я закончил заливать 165 литров в один из баков, он посмотрел на счетчик, потом на небеса, и сказал: "5 евро". "А как же 2 евро за 100 литров?" - наивно поинтересовался я. "Ну да, но ведь еще и налоги!" - ловко парировал он.

Заправив яхту водой, а себя - кофе, мы вышли в море. Погоды стояли безветренные, и большую часть 40-мильного перехода предстояло пройти под движком. Впрочем, сначала ветер еще какой-никакой был, и мы даже погонялись с какой-то яхтой, вышедшей, как и мы, из Гидры, и даже оную обогнали, после чего уже с чистой совестью врубили движок.

Порт Навплиона весьма оригинален тем, что он столь же огромен, сколько пуст. Снаружи его охраняет форт, расположенный на крохотном островке, а внутри он поделен длинным пирсом, на котором стоят машины, пополам. Посреди акватории стоит землечерпалка. То ли благодаря тому, что она тягает со дна тоннами вонючий ил, то ли благодаря выбросу канализации в море, воняет в этом порту изрядно, от чего бы я, при моем почти полном отсутствии нюха, так не страдал, если бы команда не жаловалась на эту вонь каждые три минуты в среднем.

Бросив якорь возле еще двух яхт во внешней части порта, и наплевав тем самым на утверждение Хейкеля, что стоять надо внутри (как это обычно и бывает, Хейкель оказался прав, но об этом - позже), мы отправились на разграбление города.

Навплион когда-то был первой столицей независимой Греции. Афины тогда еще были под турецким контролем, и Навплион был единственным достаточно большим и защищенным городом на освобожденных от турков территориях. Именно здесь, на ступенях церкви Св. Спиридона был убит первый греческий премьер-министр Каподистрия. Ныне же городок утратил свое влияние, но остается весьма приятен как для глаз, так и для вкусовых рецепторов: съеденный нами по наводке alexbogd рыбный суп в таверне "Зорба", которой руководит его знакомый по имени Янис, был отменным. Над городом возвышается венецианская цитадель Паламиди, названная в честь героя Паламида, который, если верить мифу, изобрел как минимум буквы, цифры и настольные игры. Туда-то мы и направились.

К цитадели ведет лестница (Хейкель утверждает, что в ней 1000 ступенек. Тут-то он облажался: я считал, ступенек там 1012) и вполне приличная асфальтовая дорога. Мы пошли, разумеется, по лестнице. Еще там есть бастионы, казематы, ошеломляющие виды и немецкие туристки. Последняя достопримечательность, впрочем, отправляет остальные в нокаут.






Ходили мы туда впятером: я, Женька, Володя, Вова и Махсаныч. Корман с Колей остались на яхте: Коля страдал от простуды (на самом деле - просто предавался своему любимому занятию, рыбной ловле), а Корман просто не захотел переться по лестнице на верхотуру. По возвращении, я обнаружил, что Корман мне звонил раз пять на сотовый, и что сотовый этот я оставил на яхте. А звонил он вот почему: во-первых, у нас пополз якорь (как и предупреждал Хейкель). Он понавешал все кранцы, какие только нашел, и навязал еще один канат, но больше ничего сделать не мог. Во-вторых, пришел представитель портовых властей, и, ничуть не смутившись видом Кормана, бегающего по яхте с кранцами чуть ли не в зубах, велел перегнать яхту внутрь (Хейкель опять оказался прав). Поэтому мы быстренько снялись с якоря и перешли во внутреннюю часть, где и встали бортом к совершенно пустой длиннющей причальной стенке.

Дальнейшее времяпровождение включало уже описанное посещение кабака "Зорба" (следующая улица за площадью с банком, если идти со стороны воды) и шатание по улицам города. На стене одного из супермаркетов нашли граффити на актуальную тему. Что-то типа "Израиль и США - руки прочь от Ливана".

В течение всей недели нашего путешествия по Греции светило солнце, облака ни разу не появлялись на горизонте, и ни капли дождя не упало на наши головы. Не прошло и 24 часов с момента нашего отбытия - и в стране объявлено чрезвычайное положение в связи с дождями, затопившими ровно те места, где мы были. Уф, пронесло!



03.10 Навплион - Микены - Вивари, или "капля камень точит"


По случаю теплой погоды было решено, что мы трое (Володя, Махсаныч и ВПС) отправимся в Микены утром раньше, и чем раньше, тем лучше. Проснувшись где-то в полдевятого, в девять мы с удивлением разглядели на берегу возле яхты поджидавшее нас такси. Дело в том, что Махсаныч с вечера поинтересовался у портовых властей о том, как лучше всего добраться до Микен, и офицер решил не пропускать случая и позвонил знакомому таксисту. Поездка туда и обратно, включая полуторачасовое ожидание, обошлась нам в 40 евро на троих. Увы, знай я заранее, как будет обстоять дело, я бы, возможно, совместил эту поездку с посещением Эпидавра, но и так, как говорится, неплохо получилось.

На подступах к древним Микенам, раскопанным Шлиманом, стоят Микены современные. Деревушка со столь громким названием промышляет почти исключительно туризмом, поэтому введение евро, после которого цены подскочили чуть ли не втрое, сильно ударили по ней, уменьшив число туристов. При проезде деревни создается впечатление, что два тысячелетия христианства не коснулись ее: все рестораны и гостиницы носят античные названия. Доходит до смешного: ресторан Ифигения (какие ж блюда там подают?) и гостиница Клитемнестра (сладко ли в ней спится?) Еще бы детский сад Медея открыли, в самом деле.

Сам археологический комплекс состоит из собственно города, открывающегося знаменитыми Львиными воротами, из могильного комплекса сразу за городской стеной и из отдельно стоящей гробницы, называемой, почему-то, "Сокровищницей Атрея". Помимо Атрея, греческим археологам удивительным образом удалось найти захоронения Клитемнестры и Эгиста. Я так и не понял, обманывают ли они сознательно доверчивых туристов, или просто пользуются удобными обозначениями, за неимением иных (аналогично тому, как Минойская цивилизация названа именем мифического царя).

Очень интересно устроена "сокровищница Атрея" и аналогичное "львиное захоронение" (названное так в честь близости его к одноименным воротам): коническая башня с закругляющимся верхом зарыта в землю на всю свою глубину (метров 20, наверное), и к ней ведет проход с каменными стенами, перекрытый в месте пересечения стен башни огромными монолитами. В собственно "сокровищнице" пусто, но в сторону из основной камеры ведет перегороженный темный проход. Мы туда посветили вспышкой - увы, ничего интересного не разглядели.

Львиные ворота выглядят внушительно, отсутствие голов у зверушек делает их похожими на хищников из одноименного фильма. Сами раскопки и прилегающий музей не слишком впечатляют: все, что можно было вывести, вывезли Шлиман с супругой (на которой, собственно, он и вывозил контрабандой драгоценности) и последовавшие за ним археологи. Позабавил, разве что, один экспонат: ваза с тремя ручками, в виде человека, держащего себя за некий отросток, выходящий из его тела где-то ниже пупка. Либо это одно из самых древних изображений рыболова, либо... не рыбу он там ловит.

По возвращении из Микен наблюдали, как местные водители сотрудничают друг с другом в борьбе с полицией. Собственно, делают они это точно так же, как и российские: посреди довольно сильно разбитой дороги, по которой наш таксист превышал километров эдак на 30 в час, встречный водила помигал нам фарами. Наш сбросил скорость мгновенно, затем долго плелся, с тем, чтобы его кто-то обогнал. В итоге какой-то нетерпеливый фургон обогнал, и стал набирать скорость (мы тут же пристроились ему в хвост), но через пару километров был остановлен хорошо замаскировавшейся полицией. Водитель рассказал, что штрафы за превышение скорости бывают в 300 евро и больше. Если бы они такие же штрафы за загрязнение моря брали!

На обратном пути, уже в порту, был замечен какой-то исторический поезд с паровозом, стоящий на вечном приколе (возможно, какой-нибудь местный Ульянов именно на нем приехал из иммиграции), но надо было уже уходить, и поезд этот мы не разглядели. По возвращении мне было передано пожелание офицера портовой полиции повидать меня за час до нашего выхода. Захватив с собой бумаги, я завещал команде набрать воды, а Володе и Коле, пожелавшим обследовать форт на входе в порт - сделать это быстро, воспользовавшись тузиком.

По возвращении, нашел яхту повернутой правым бортом к причалу, хотя точно помню, что швартовался правым. Оказалось, вода оказалась совсем в другом месте, так что ребята ее водили заправляться - на веревках, как я полагаю.

Когда мы совсем уже собирались уходить, у входа в порт показалась небольшая, от силы 30 футов яхта. На палубе ее был замечен ровно один человек, довольно немолодой, загорелый дочерна, в одних плавках. Неторопливо и уверенно он подвел ее вплотную к причалу и бросил мне швартовый конец. Я поговорил с ним немного. Он живет вообще-то в Южной Африке, и перегнал в Грецию эту яхту сам. Ну, не совсем сам, скромно признался он, до Англии с ним шли жена с дочкой. В общем, теперь он полгода живет дома, в Южной Африки, полгода - на яхте в Греции. Яхта потрясает степенью обустроенности. Чего стоит ящик с землей, из которой выступают кустики мяты и стрелки лука, ловко пристроенный в углу кокпита, над транцем.

Дул отбивной ветер, мы отвязали нос и слегка потравили корму, и нас мягко развернуло носом наружу. Телефонировали Володе с Колей, и вскоре недалеко от форта у нас состоялось рандеву с тузиком, как в заправском джеймсбондовском фильме, где якобы прогулочная яхта подбирает посреди моря группу диверсантов.

Днем ранее официант в кафе в Навплионе, в ответ на вопрос о прогнозе погоды, замахал на меня руками и пообещал полный штиль все последующие дни. За пределами порта, однако, дул встречный ветер со скоростью где-то 20 узлов (кстати, в последний день произошла аналогичная история: офицер очередного порта в ответ на аналогичный вопрос пообещал 4-5 бофор, на деле же ветра не было вообще. В общем, местным в плане прогнозов лучше не доверять, а доверять интернет-ресурсам, благо GPRS доступен повсеместно). Почухав таким образом с часик под мотором, мы зашли в небольшую бухточку напротив в прошлом рыбацкой, а теперь - туристической деревушки, и стали на якорь. На обед были осьминоги, пресловутая фасоль и прочие разносолы. Готовил Нейштат, а после обеда он же пошел купаться, в то время как Володя взял маску и ласты и отправился обследовать побережье.

Вскоре рядом с нами встала еще одна яхта, и парочка, которая на ней прибыла, тоже отправилась купаться. Вернулся Володя, мы снялись с якоря, и пошли дальше. Ветер снаружи пока что усилился еще больше, и было решено, раз уж такое дело, не переть тупо в левентик под мотором, а походить немного под парусом. Однако рассчитав время, я пришел к выводу, что галсами мы никуда в этот день засветло не доберемся, поэтому где-то через час, уткнувшись в берег широкой бухты, мы пошли становиться на ночь возле небольшой деревушки под названием Вивари.

Возле причала с местами было не густо, да и качающиеся на волнах вдали от причала яхты наводили на мысль о необходимости последовать их примеру. Сначала я встал на якорь, потом мы заметили буйки с мертвыми якорями, разбросанными по всему заливчику. Ну и ладно, от добра добра не ищут. Все начали в срочном порядке отдыхать (я даже искупался), и вдруг Коля, по своему обыкновению стоявший на корме с удочкой крикнул: "Поймал!" И действительно, удочка его согнулась чуть ли не вдвое. Однако когда он подвел жертву своей страсти к борту яхты, оная оказалась вовсе не рыбой, а осьминогом. Рывок - и осьминог плюхается на палубу. Тут началось форменное светопреставление. Володя пытался схватить осьминога руками, тот его кусал. Кто-то достал валявшуюся в кокпите ласту, и начал лупить ею осьминога. Тот пытался сначала присосаться к палубе, потом вдруг начал стремительно уползать в воду. В итоге его удалось, все же, поймать в сачок, и через минут пятнадцать команда ела самое свежее в своей жизни осьминожье мясо. Через некоторое время Коля поймал еще двоих, одному из которых, впрочем, удалось уйти с крючка.

Вечером поехали на тузике на берег. Холостов угощал меня мороженым, которое проиграл мне в споре чуть раньше, а по набережной носились мопеды.

Вообще, езда на мопедах - любимое времяпровождение местной молодежи, которому она предается с нехарактерным для греков упорством. Не раз нам довелось наблюдать одних и тех же молодых людей, иногда парами и даже втроем проезжающих мимо нас на мопеде по кругу, раз за разом, иногда еще и вопя от восторга.


04.10 Вивари – Порос


В предыдущий день мы планировали дойти до Порто Кели - небольшого залива на Пелопонессе, в котором, если верить Хейкеллю, весьма развит водный спорт, на который у нас было аж двое падких в команде. В этот день заход в эту бухту уже был чреват выбиванием из графика, поэтому я поступил как водитель Эгеда: на возможность остановки намекнул, но слишком заострять на этом внимание команды не стал. Поэтому мы спокойно прошли мимо, и команда сообразила, что ее поимели, только к вечеру. Впрочем, я честно и тщательно рассматривал бухту Порто Кели с моря. Никаких признаков водного спорта там замечено не было. Кстати, не могу не процитировать как всегда едкого Хейкелля, описывающего эту бухту:

The landlocked bay is not unattractive and is custom-made for water sports, so it is not surprising that a number of hotels have been built - in the summer the bay is busy with sailboards, dinghy sailors, paragliding, jet skis, water skiers, and a few swimmers taking their chances amongst the flotsam of skimming plastic and whirling propellers.

Из происшествий припоминаю только утопленное во время мойки палубы и снова выловленное ведро, и Колю, ни на минуту не перестававшего кидать блесну, и все время достававшего рулевого просьбами идти помедленней, потому как рыба не успевает (впрочем, то, что к его просьбам не прислушивались, его не останавливало, и блесна продолжала нестись за нами со скоростью 7.5 узлов).

К вечеру подошли к Поросу, прошли пролив и вышли к северной оконечности, где все еще оставалось приличное количество мест. Встали чуть вдалеке от основной массы яхт, и пошли ужинать в город. Интересно: притом, что с этой стороны места было навалом, со стороны набережной яхты стояли по три в ряд. В чем причина столь странной переборчивости, я понять не смог. Как только мы привязались, подскочил какой-то тип, сказался представителем порта и затребовал денег за стоянку. Вообще, деньги греки за стоянку берут исправно, а вот услуг за это никаких не оказывают. Так, за электричество пришлось платить отдельно, а воду брать у хозяина лавочки напротив, и у него же одалживать (за деньги) адаптер для электричества, потому как яхту нам дали с одной вилкой, а электричество везде на берегу - с другой (еще минус один бал фирме Верникос).

Ближе к ночи, когда мы сидели в кокпите и пили чай, возле нас нарисовалась огромная, футов 80, двухмачтовая парусная яхта под названием Амазон - и стала потихоньку приближаться к берегу непосредственно слева от нас. Я, как положено по морскому кодексу, вышел принять у них швартовые. С берега спрыгнула команда, быстро привязалась, натянула якорную цепь, и минут через десять на берег уже сходили пассажиры (ибо очевидно было, что судно это - чартерное, для богатеньких туристов). Пассажиры-то ушли, и команда ушла, оставив только одного вахтенного, а вот движок они не выключили. Потихоньку мы начали сходить с ума от шума и копоти, и была снаряжена делегация к вахтенному, с целью узнать, когда же они вырубят движок? Оказалось - никогда: пассажиры желают спать в прокондиционированных помещениях, ну а шум им за окнами не мешает. А что рядом какая-то яхта стоит - ну так кого это волнует? Мы слегка обалдели от этого нахальства, и начали продумывать планы мести. Как то, выйти, и открыть холдинг танк у них перед носом. Либо написать им матерное слово краской на борту. Либо еще чего-нибудь. В итоге, впрочем, мы просто подняли якорь, и переставились на другое место, метрах в 50 от первоначального.


05.10 Порос - Палайя Эпидаврос


Затоварившись с утра очередной парой мешков со льдом, я отдал хозяину магазинчика взятый у него вечером адаптер, и дал команду к отплытию. Надо заметить, что все телодвижения, связанные с отплытием и приплытием, мы выполняли, чем дальше, тем слаженней и быстрей, и это притом, что мы этой же практически командой уже ходили в Турцию. Что показывает необходимость тренировочных заплывов в домашних условиях, хотя тут есть и закавыка, которая заключается в том, что в окрестностях герцлийской марины тренироваться в средиземноморской швартовке несколько затруднительно: в самой марине запрещено кидать якорь, а за ее пределами отсутствует такая немаловажная часть швартовки, как лавировка под дизелем в тесном пространстве. Впрочем, все прошло на ура, и мы даже не только никого ни разу не стукнули, но даже не видели ни одного соседа, бегущего по палубе своей яхты с кранцем в руках и с расширенными глазами при виде стремительно приближающихся нас.

И снова почти не было ветра, так что мы, немного побарахтавшись с парусами, дошли под движком, благо было недалеко, миль 15. Хейкель предупреждает, что порт Палайя Эпидаврос ("Старый Эпидаврос". Есть еще и новый) малозаметен с моря, но у нас был GPS. Команда, рискуя здоровьем, шутила, что капитан ведет яхту, держа в одной руке штурвал, а во второй - GPS, потому что принимает GPS за PDA, и тщетно пытается запостить с него в ЖЖ.

Но я отвлекся. Итак, внутри порта стояло уже несколько яхт, но места еще было полно. В одно такое место мы аккуратненько и вписались кормой вперед, бросив якорь. Корман спрыгнул на берег, пропустил швартовый в кольцо, прикрепленное каким-то крюком к пирсу, дернул за ходовой конец... и остался с кольцом в руках. Эх, греки - греки. Теперь-то понятно, почему Эпидаврос - старый. Небось, кольцо это они из музея сперли. Ну да ладно, привязались за соседнее кольцо и сошли на берег.

Вдохновенный единогласием среди команды (на этот раз на встречу с древностями согласились все, кроме Холостова), я повел всех на стоянку такси. Водитель новехонького мерса, скучавший на стоянке, вызвал по радио коллегу, и умчал первую партию в сторону древнего Эпидаврского амфитеатра. Вскоре приехал и коллега на мерсе постарше, и мы поехали.

Должен сказать, что езда по раздолбанным горным дорогам с местными водителями - дело нередкое в практике яхтсмена по средиземноморью. Но так страшно, как мне было в этом такси, не было страшно ни в самолете, устроившем слалом на подходе к ВПП, ни на яхте в какой-либо момент. Впрочем, сумасшедшая эта езда, напоминающая сцену из французского фильма, в которой главного героя везет в машине совершенно безбашенная монашка, быстро кончилась.

Сам амфитеатр сохранился великолепно. Помимо здания скены, от которого остался только каменный фундамент (я, кстати, полагал, что оно было деревянным. Возможно, римляне достроили?) сохранилось все: и собственно амфитеатр (кое-где подреставрированный, да так ловко, что глазу не мешает совершенно), алтарь в центре орхестры и даже портик за скеной. Периодически на середину орхестры выходит некто местный, и демонстрирует очередной порции туристов потрясающую (действительно потрясающую) акустику амфитеатра: роняет на алтарь монету, и это слышно отовсюду.

Помимо амфитеатра, имеется также музей в жанре минимализма (три с половиной зала античной скульптуры) и раскопки асклепиона, не столь впечатляющие. Немецкие туристки, впрочем, как обычно были на высоте.

Дождавшись Махсаныча, затерявшегося минут на сорок среди трех колон ионического ордера, мы поехали обратно. Оставалось еще время до ужина, поэтому мы с Володей решили пойти искупаться на один из двух пляжей, манивших нас пальмами, песком и идиллическими зонтиками, а Махсаныч согласился сопровождать нас в этом начинании. Увы, на поверку пляжи оказались премерзейшими. Так, рядом с одним из них кто-то вытащил на берег судно, и счищал с него краску - практически в воду. Вода была мутная, да и не слишком теплая. Рядом воняла битумом свежезалитая площадка перед припляжным кафе. В общем, не ходите, дети, в Африку гулять.

После ужина мы отправились в кафе на берегу, которым заправляет женщина из Грузии. Услышав русскую речь, она устремилась к нам практически в объятья, видать, русскоязычные туристы там в диковинку.

В этом кафе меня, в очередной раз, поразило устройство греческих туалетов. Вообще, если хотите понять народ какой-нибудь страны - сходите в этой стране в туалет. В Англии - двойные двери, чтобы дойти до писсуаров, надо пройти лабиринт, как в "принцах Амбера". Во Франции - одинарная дверь, сразу за ней - писсуары. А в Греции двери вообще не закрываются. Даже двери кабинок. Вообще. Не закрываются. Зато, из чувства оригинальности, не иначе, унитаз иногда располагают под углом в 45 градусов к стенам. В Навплионе, у Яниса, дверь туалета была высотой где-то метр пятьдесят, и я уверен, что она была еще ниже, но головы посетителей, регулярно бьющиеся о притолоку, ее слегка приподняли. Туалетная бумага есть далеко не всегда, но даже там, где ее нет, слезно просят на пяти языках, не меньше, не бросать ее в унитаз. Зато в каждой кабинке - хитрый прибор, отмеряющий жидкость для дезинфекции, а иногда и два - видать, каждый за свой вид бактерий отвечает. В общем, если верить туалетам, а как же им не верить, греки балансируют на крайних степенях лени, бестолковости и экстравагантности.


06.10 Эпидаврос – Каламаки


Утром я проснулся в первых рядах, одновременно с Махсанычем, и отправился проставляться в порту. На этот раз хотя бы взяли деньги за ночь, а не за два дня, как в Навплионе. Это именно тут офицер порта заявил, что в море нас ожидает ветер в 4-5 баллов. Портовые власти находятся следующим образом: от стоянки такси вглубь городка отходит улица, по которой надо пройти метров пятьдесят, потом подняться по внешней лесенке на второй этаж.

Быстро позавтракали втроем с Махсанычем и Корманом в том же кафе с грузинкой хозяйкой. Быстро - не для того, чтобы быстро выйти в море, а чтобы не повторилась сценка в Поросе. Там пошли позавтракать мы с Корманом, а потом к нам по одному, с интервалом минут в 10, присоединились все члены экипажа. Для каждого под конец совсем уже изумленный официант приносил стакан воды со льдом (очень правильный обычай, кстати) и меню, и потом это меню уносил.

Вышли в море и быстро убедились, что речь идет не о 4-5 баллах, а о 4-5 узлах, и то едва ли. Ну что же делать, завели движок и пошли себе в Афины, солнцем палимы. На траверсе Эгины скушали обильный завтрак, и часа в 2 самое позднее были уже в марине, где и пришвартовались успешно.

На этом наши водные приключения закончились, хотя мы и переночевали еще на яхте. Разыскали представителя Верникос и поручили ему осуществить чек-аут самостоятельно, отобрали у него забытую нами неделей ранее гитару (так всю неделю и ходили без музыки) и отправились смотреть Афины.

Ехать решили наобум. Дошли до остановки трамвая, глянули на карту и решили, что по всем признакам к Акрополю нас домчит трамвай номер 5, на карте которого были нарисованы нечто вроде развалин древнего храма. В трамвае напротив нас сели две русские девушки, которые и объяснили нам, где слезть, чтобы дойти до Акрополя.

Афинский трамвай, кстати, мне очень понравился. Фактически, он напомнил мне Амстердамский, а в плане городского транспорта сравнение с этим городом - несомненная похвала. Особенно понравилась низкая ступенька, на которую так удобно затаскивать коляску.

Не доходя считанных шагов до Акрополя, наткнулись на странное стеклянное здание, внутри которого - здоровенная вывеска на всю переднюю стену: "Palestinian museum of natural history and humankind". Не хочу сбиваться на политику, но ничего менее подходящего и более странного я себе представить не могу.

На входе в комплекс Акрополя зачем-то продают хитрые билеты с многочисленными отрывными талончиками. При этом туда же ведут в большом количестве переулки, на входах в которые билетов не проверяют (то есть, забор кончается буквально через метров 20 после касс).

После осмотра всего, что только можно было осмотреть, я позвонил alexbogd, и мы договорились встретиться на Плаке, в ресторане. К сожалению, мы не послушались его совета, и сами выбрали ресторан, в результате чего снова попали во что-то довольно посредственное. Но рыба с еврейским именем Ципора, которую я заказал, оказалась недурна, так что я все равно остался доволен.

После ресторана мы разделились, и я, Махсаныч, Корман, Коля и alexbogd отправились гулять по Афинам, в то время как двое Вов с Женькой поехали обратно в Марину. Нагулявшись и напившись кофею, мы все поехали в марину, но проехали лишних две остановки (надо было слезть на остановке "Эдем"), о чем поняли как раз тогда, когда от Холостова пришел СМС, предупреждающий об этом.

Добравшись до марины, мы встретили девушку из Владимира, живущую во Франкфурте, которая с радостью бросилась нам наперерез, услышав русскую речь. Мы решили обменяться яхтенным опытом: она расскажет о Греции, а я - о Турции. Но вот я ей написал, а ответа так и не получил пока.

Дошли до яхты, показали Алексею все наше яхтенное хозяйство, и вскоре он откланялся (я проводил его более-менее до трамвая), а мы начали собирать вещи и укладываться ко сну: следующий день обещал быть долгим.


Два слова о морской лексике
Как известно, любая замкнутая компания достаточно быстро начинает вырабатывать свой язык: появляются новые слова, уже имеющиеся приобретают новые смыслы, и так далее. Разумеется, члены экипажа яхты, 24 часа в сутки находящиеся вместе в пределах плексигласового ящика 13 на 3 метра - не исключение. Итак, в экипаже нашем было два участника, назовем их  J и K (sapienti sat), которые выделялись меж прочих участников, скажем так, громогласными голосами и настойчивостью в беседах. И вот, прогуливаясь по бастиону форта, нависающему над Гидрой, один из них, например K, завел беседу о типах человеческих характеров. В пылу своего монолога он весьма неосторожно заявил: "Вот мы с J, например - экстраверты". На что Махсаныч, не снижая темпа, ответил: "Экстраверты это кто? Пид...сы, что ли?". С того момента и до конца отпуска слово экстраверт в своем новом значении прозвучало десятки раз. Так и слышалось: "Эй, экстраверты, кто посуду моет?" "Экстраверт, бросай швартовый!" "Какой экстраверт оставил свет в гальюне?" и тому подобное...




07.10 Каламаки - Ларнака - Тель-Авив, подведение итогов.


Это был самый длинный день, но при этом наименее содержательный. Встали мы где-то в полшестого, быстро собрались (я напоследок плеснул себе чаю в одноразовый стакан) и покинули яхту Акротера. На 96-м автобусе добрались до аэропорта, и через полтора часа где-то уже были в Ларнаке. Полет оттуда был только вечером, поэтому день был потрачен с пользой: в равных долях загорание на пляже и распитие напитков вместе с разъеданием блюд в припляжных заведениях. Как всегда был на высоте ресторан "Монте Карло", веранда которого нависает над морским берегом, и замечательное кипрское блюдо "мезе", при заказе которого важно помнить: больше ничего в этот день, ни до, ни после, заказывать нельзя: можно лопнуть.

А теперь, когда сам отпуск закончился, можно подвести итоги. За неделю мы прошли почти 200 миль, если верить GPS-у. Это очень, очень много. Слишком много. Когда я составлял маршрут, я этого не просчитал, и это была первая моя ошибка.



Вторая ошибка, вытекающая из первой, была переоценка ветров в данной местности и в данный сезон. В результате не только нам приходилось кучу времени проводить в море (судя по брожению в экипаже - слишком много времени), но и делать это в основном под движком.

В будущем надо пролагать маршрут так, чтобы в день получалось не больше 20 миль в среднем. Тогда, если ветер слабый, или дует не оттуда, откуда надо, можно все равно идти под парусом, пусть медленней, пусть галсами, но - под парусом.

Кроме того, еще одна большая моя ошибка заключалась в поспешности выхода из марины Каламаки (уж очень хотелось оттуда убежать побыстрей, да и обогнать других яхтсменов, снимающих яхту в те же дни), в результате чего, во-первых, мы не попали в Эгину засветло, во-вторых - не нашлось времени для того, чтобы все подробно людям объяснить и показать на яхте, да и приемка произошла слишком быстро, иначе мы бы, возможно, обнаружили, что тузик не держит воздух. Ну и если бы вдруг поднялся сильный ветер, команда бы к этому не была готова. Это очень большой просчет, и нам сильно повезло, что ничего эдакого не произошло.

Еще одна ошибка, хоть и не столь серьезная, заключалась в недостаточно четком планировании еды. В результате после нашего ухода с яхты на ней осталась такое количество продуктов, с которым иные яхты считают не зазорным выйти в море на неделю, да и затраты наши на продукты были великоваты. Надеюсь, этого больше не повторится.

Ну и последнее - никогда больше я не разрешу на борту яхты, капитаном которой являюсь, пить спиртное на ходу.

Вот и все. Пора начинать планировать следующее путешествие.


Дмитрий Рубинштейн.

Читайте отчет Дмитрия Рубинштейна о плавании в Хорватию


Теги: отчеты, Греция
Рейтинг:  3.74

Возврат к списку


gagzilla
автор, пиши ещё!
Имя Цитировать
 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 




Новые отчеты
Все отчёты >>

Облако тегов




Рекомендуем:

Глоссарий терминов

А Б В Г Д И К Л М Н О П 
Р С Т У Ф Х Ч Ш Э Ю Я 

Случайный термин

 
 

Нашли неточность, ошибку, или просто хотите выразить своё отношение к странице или разделу? Пишите нам!
© Игорь Истомин, 2007-2012 гг.