На главную
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация


Навигация
- Форум
- Фотогалерея
- Каталог яхт-клубов
- Карта сайта
- Яхтинг в Интернет
- Реклама на портале
Реклама
Случайное фото
Наши рассылки

Rambler's Top100
Рейтинг - яхты и катера
Рейтинг@Mail.ru
 
Японское море

Цусима

Цусима

Владивосток - Идзухара (Цусима) 550 миль
Цусима - Цуруга (Хонсю) 360 миль
Хонсю - Владивосток 480 миль

Всего 1390 миль



Владивосток - Идзухара




21 мая 2005 г. Во Владивостоке полдень. Гафельная шхуна "Чава" вышла из ковша яхт-клуба морской академии в свой первый заграничный поход. Через несколько часов мы оставили остров Рикорда по левому борту и вышли в открытое море. Впереди были 550 миль до Цусимы.
Идея этого похода родилась в двухтысячном году, когда лодка стояла в достройке, и стала обретать реальные черты с прошлого лета, когда "Чава" была спущена на воду и прошла ходовые испытания. Мне хотелось сходить к месту гибели русской эскадры и как-то отметить столетие трагедии. Потом выяснилось, что "просто так" в нейтральные воды идти нельзя, нужны какие- нибудь визы. Ладно, сделаем корейские, похоже, что это несложно. Выяснив этот мой предварительный расклад, экипаж потребовал Японии. Типа - чего размениваться по мелочам? Дело было за малым - найти подходящих японцев, чтобы получить приглашения в Японию, без которых виз нам не видать, подготовить лодку к переходу, а это означает по местным правилам соответствие 2 категории морских гонок ORC, ну и, наконец, сделать загранпаспорта экипажу и оформить выход.
О приглашениях и загранпаспортах - тема отдельная, требующая вдумчивого толковища, но если в двух словах - эти международные бюрократы не выдержали объединенного напора нашего бравого экипажа, и к сроку все бумаги были готовы. Центр русско-японской культуры приглашал нас на Цусиму. По японским планам мы должны были посетить Идзухару, это городок на юге островов Цусима, 26 - 28 мая, открыть здесь визы на пятнадцать дней и идти дальше, вдоль японского побережья на северо-восток. Где-то в районе Ниигаты, или Сакаты, мы планировали визы закрывать и идти домой. Что-то там было еще написано по-японски, но времени почитать у нас не было, приглашения были получены в последний момент и сразу отправлены в консульство, для оформления виз. Последние провожающие.....

Провожающие с тревогой смотрели в хмурое небо, резкие порывы юго-западного ветра гудели в вантах, капитаны, зашедшие попрощаться, хитро щурились - "Прямо в штормягу идете!". Однако стоило нам выйти в море, и регулярно проходящие с юга циклоны куда-то запропастились, давление поднялось, ветер стих. Мы шли под "железным топселем", сжигая солярку.

По всему Японскому морю скорость ветра не превышала 5-10 узлов, конкретно у нас ветер попутно полз со скоростью яхты, используя наш движок. Под двигателем мы перевалили холодное Приморское течение с температурой воды 6 градусов, и только 23 мая, через 45 часов после выхода, получили достойный ветер и заглушили дизель. Судовой журнал: " 10-30...V=7 узлов, Паруса: грот, фок, стаксель, кливер, топсель. Галфвинд, правый галс. "
Уже к 16-00, к началу моей вахты раздуло до стабильных 20-25 узлов, в порывах умный ветромер изредка попискивает, предупреждая о скорости ветра более 30 узлов, ветер отошел до бакштага. Парусов явно много для такой погоды, лодка "лежит" на руле. Убираем топсель и грот, еще раньше на отходе ветра был убран стаксель. Под фоком и кливером центровка стала значительно лучше, как сказал кэп - "Теперь на руле может стоять ребенок..."


Ветер продержался до вечера 24 мая. К этому времени мы прошли остров Уллындо, по правому борту появились смутные очертания гор. Корея. В море оживление, мы пересекаем судоходную трассу. Корейцы патрулируют зону, сначала вертолет, который пару раз нас облетел, потом по левому борту долго маячил катамаран береговой охраны. Вот мы и добрались до тепла, вода уже 18 градусов.
На разгулявшейся волне ослабевает натяжение штуртросов, потом они вообще соскакивают с блоков. Залезаю в ахтерпик. Новые тросы поползли в зажимах, устанавливаю все на место, заново подтягиваю. Через пятнадцать минут управление восстановлено, но ветер окончательно скис. Только двухметровая зыбь с кормы и заметное встречное течение из Корейского пролива. Снова запускаем двигатель.
25 мая, 16.30. Вышли на точку, намеченную для церемонии опускания венков. Сто лет назад, во время Цусимского боя, русские моряки сражались и погибали на обширном морском пространстве, от северной оконечности островов Цусима до острова Уллындо (Дажелет). Морские карты испещрены значками затонувших кораблей. Мы были в районе самых тяжелых потерь, здесь лежат новейшие для тех времен броненосцы. "Александр III", введенный в строй за год до своей гибели - ушел на дно со всем гвардейским экипажем. "Бородино" - в живых остался один матрос. "Князь Суворов", "Ослябя", "Наварин", с которого спаслись трое. Страшная катастрофа, остановившая двухвековую победоносную морскую традицию, до сих пор остается в сердце каждого моряка.

Мы положили шхуну в дрейф. Теплое южное солнце склоняется к западу, мимо, как по рельсам, идут через пролив китайские контейнеровозы, заставленные цветными коробками "до бровей", явное ощущение, что в рулевой рубке за штурвалом вахтенному приходится подыматься на цыпочки, чтобы что-то увидеть впереди судна. Сколько воды утекло с тех пор, сто лет, две "горячих" мировых войны и одна холодная, пара революций. Многое неясно в той войне, и время не помогает решению вопросов. Одно я знаю точно - здесь лежат пять с половиной тысяч российских моряков, которые выполнили свой долг. Несмотря ни на что. И самое малое, что мы можем сделать, это помнить об этом.

Два венка, опущенных в море, от Приморья и от Камчатки, поминальные сто грамм водки и кусок черного хлеба с солью. Через час мы уже были на курсе.
Острова начались с запаха прелого сена и фиксажа, странного, кисловатого. Хвоя? Ничего общего с нашими островами, которые за несколько миль благоухают полевыми цветами и нагретой на солнце землей. Крутые сопки с круглыми вершинами, как позвонки дракона, лежащего в море. Мои вахты - старпомовские, с 4 до 8, поэтому каждое утро наблюдаю лохматое красное, неправильной формы, солнце, встающее из моря.

Японские картины наяву. Какие-то здоровенные рыбины, ходят под поверхностью воды, так, что вода внезапно вскипает на больших пространствах. Настоящий сулой. Ну, сулоев тут и без рыб хватает, приливные течения - начиная от узла и больше, в проливе между островами Цусима и, к примеру, в проливе Каммон, что неподалеку, у Симоносеки - до 7 узлов в сизигии. Амплитуда прилива-отлива в этих местах - заметно больше метра, очень непривычно для нас. Цусима с моря выглядит практически необитаемой. Болтались мы в штилевом море неподалеку от нее довольно долго, так что было время посмотреть и днем и ночью. Поражают мощные местные маяки. Такой маяк со стороны выглядит как прожектор погранца, обшаривающий море. Сезон ловли кальмара, рыболовы дрейфуют в море с многими киловаттами ламп и работающими транспортерами. На корме, как черный плавничок, маленький парус, по носу - плавучий якорь. Рабочая палуба прикрыта тентом, заплеванным чернилами. Вокруг светло как днем. Одновременно в видимости десятки таких шхун. Горячая крестьянская работа. Эфир наполнен речью на японском языке, даже песни поют, паразиты, на 16 канале, канале безопасности.
Узкие входы в гавани перекрыты мощными волноломами в два ряда, сложенными из бетонных растопырок - крепеньких четырехлучевых звездочек, все поселения в глубине извилистых бухт, прикрытые от ветров с моря крутыми горами, поросшими мачтовым лесом. Сразу невольно представляется, как здесь будет жарить через пару месяцев, в сезон тайфунов. Ветер встречный, слабый, течение встречное 1-3 узла, на мысах волочит до 4. Несколько часов пытаемся преодолеть течение у о. Каминосима под парусами, лавируемся против встречного ветра и течения, галс в берег отбирает все, что набирается галсом в море.


Солярки нам не хватило на пару часов хода, так что пришлось нашим девушкам призывно помахать канистрой. Первый японский рыбак, который откликнулся, был, оказывается, один на шхуне. Стоял на палубе у фальшборта с пультом дистанционки, похоже, наживлял переметы, перебегая от буйка к буйку, так и подошел. Все вроде понял, взял канистру, унес, принес... Налил воды. Все-таки не понял. Ну, хоть улыбался. Вторые были два суровых парня в резиновых сапогах на посудине побольше, длиной метров семнадцать. Они изменили курс, сбросили ход, постояли немного неподалеку, по-видимому, запрашивали "добро" у своей береговой охраны. Подошли, тот, что стоял на носу, молча, не улыбаясь, подцепил канистру крюком на бамбучине и полез в машину. Минут пятнадцать, мы взаимно лежали в дрейфе. Потом шхуна развернулась, подбежала, японец передал канистру, наотрез отказался от подарка, с той же невозмутимой рожей крутанул перед нами полную циркуляцию на пятке- "Вот мы какие, самураи!" и полетел полным ходом в море.


Через несколько часов мы входим в Идзухару. Несем под краспицей японский флаг, наш развевается на корме. 16 канал, кричим несколько раз на входе "Идзухара порт контрол зис из йот Чава овер". Как говорит Евгений Панченко, японцы никогда не отвечают, но радио слушают и все понимают. По волнолому важно расхаживает большой толстый дядя, заложив руки за спину в белоснежной форме. На нас не смотрит. Граница. Оставляем справа карантинную якорную стоянку. На подходе к зданию портового офиса видим работягу, который трусцой бежит по пирсу и машет рукой, где становиться. Нас ждут.
Власти приходят на лодку по очереди - иммигрэйшн, таможенники (эти вообще на входе мелодично пели "Ка-а-а-стомс"). Разуваются на палубе, а кто и прямо на пирсе. С пирса на палубу вниз больше метра, помогаем. Молодые, легко смущаются, дружелюбные и с уровнем английского как у меня, то есть с очень посредственным. Поэтому общаться довольно легко. На входе в службу иммиграции ящик с несколькими общественными зонтиками. Общими усилиями заполняем формы, оформляем визы. Визы открыты на пятнадцать дней до 10 июня. Проверяем, отдаем обратно, чтобы они проставили штампы, где забыли, и убрали лишние. Весело смеются, "чек контрол..", исправляют, лодку никто не досматривает, ставят возле морвокзала, бортом. Довольно удобно, похоже, это лучшее место в гавани, и мы отняли его у какой-нибудь шхунёшки. Им тоже удобно, стоим прямо под окнами таможни, под присмотром. В тридцати метрах автозаправка, там есть бесплатный душ. Оформление заняло у нас не больше часа. 26 мая, вечер, мы на месте, как и обещали нашему японцу.
Бухта выглядит как фиорд, во всяком случае я так представляю себе фиорды. Крутые сопки нависают со всех сторон, маленькая речка опресняет воду так, что наша лодка сразу села ниже ватерлинии. Вертикальная скала над дорогой сплошь затянута стальной сеткой, сначала я не обратил внимания, потом понял, что все скальники вдоль дорог, поросшие мхом - это бетон с арматурой, местами даже с анкерными болтами, с правильными рядами дренажных дырочек для отвода воды. Вода в бухте довольно чистая, но не идеально. На второй день наблюдал вполне оформленную нефтяную пленку, но, похоже, защитников природы это сильно не грузит, да и стайку мелких рыбок тоже. Они весело шустрят возле борта, а какой-то местный орел или коршун с разгона ныряет среди бухты, то ли за рыбой, то ли просто искупаться. В речке высовывают из воды рты какие-то другие рыбки, толстенькие с черными пятнышками. У нас таких продают в зоомагазине. Здесь никто не обращает на них внимания. Иностранные торговые суда сюда не заходят, подержанные машины умирают своей смертью на садовых участках, европейцев практически нет, так что у нас была возможность понаблюдать здесь японцев и японскую цивилизацию в чистом виде, неиспорченных общением с нашим братом. Похоже, сами они тоже в этом нуждаются. Местный паром регулярно привозит экскурсии с Большой Земли - Хонсю. Городские японцы аккуратными толпами знакомятся здесь с дикой природой - О! Нэйчурал! и своим прошлым. Японская глушь, как сказал потом знакомый японец - "Цусима - цветок Японии".

Пока не забыл, о сапогах. Очень много японского народу в резине. По городку, по асфальту, при 26 градусах Цельсия плюс и ярком солнце, идет красотка в болоньевом костюме и кепке, а в резиновых сапогах -очень заметная доля населения. Остальные в глухих башмаках, или синтетических кроссовках. Я в шлепанцах, и мне жарко. А во Владике 10 градусов и морось.


----------------------------

Якоря

Пробежался по гавани, было интересно глянуть на якоря местных шхунёшек. Как оказалось, основных типов только два - японская "классика" - типа нашего "адмирала" с веретеном на уровне лап, и навороченные варианты "кошек". За весь японский поход я лишь раз увидел якорь Данфорта на местной лодке, и непохоже, чтобы им пользовались по назначению. Традиционно, клюз палубный и расположен по левому борту. С правого борта специальный большой клюз для плавучего якоря, чтобы работать в дрейфе. Якорь по японски - якОри.

-------------------------------

Чужая земля

На следующее утро, 27 мая, мы, сами того не ожидая, попали в центр международных событий. Мы были, похоже, единственными русскими на церемонии открытия мемориала жертвам Цусимской битвы, кроме официальных лиц. (Об это, кстати, и было написано на наших приглашениях, но кто их разберет, эти иероглифы!) Приглашение на Изухару сделал нам Томоноу-Нору - организатор мероприятия - 100 лет Цусимской битвы - мир, дружба, контакты. Этим же вечером этот японец появился на лодке. Маленький, постоянно с телефоном возле уха, не стоит на месте, подпрыгивает и непрерывно говорит. Его мобильный телефон с телевизором, снизу висит дополнительный блок питания с батарейками. Как только я его увидел, появилось ощущение дежавю - все это уже было - я помню этого смешного неугомонного дядьку, и знаю, что будет дальше. За эти дни, которые мы провели на Цусиме, кстати, ему не удалось даже со всеми нами познакомиться, он просто не успел. Его телефон звонил непрерывно, слышно было только "мосИ-мосИ?" Это так японцы говорят "аллО?" С утра мы погрузились в автобус и двинулись на север, по магистрали 382, через мосты и тоннели. Цусима, на самом деле представляет собой два больших острова (северный - Каминосима, и южный - Симоносима), и множество мелких островов. Желтым кружочком на карте отмечена бухта Идзухара (Izuhara). Пролив скорее напоминает узкий канал между сопок, по лоции, здесь могут ходить большие суда, места здесь исключительной красоты, дороги, или скорее горные тропы, то серпантинами крутятся по склонам, то ныряют в тоннели. По пути мы насчитали девятнадцать штук, некоторые больше километра длиной. На горных поворотах установлены большие зеркала. Каждый ровный клочок земли, даже небольшой, занят рисовыми полями. Особенно поражают горные склоны, сплошь забетонированные, местами с огромными анкерными болтами и армирующими стяжками. v

И без того узкие дороги (меньше пяти метров) сужаются еще больше в местах дорожных работ. Однако - никакой суеты - переносной светофор пропускает машины по очереди, показывает, сколько секунд осталось, никто не спешит и не ругается, а автомат, между прочим, на солнечной батарейке.

Начало официального мероприятия выглядело так - в море, вблизи северной оконечности о. Каминосима, вышли два небольших военных корабля с официальными лицами, с которых был опущен венок, потом это место огибали паром с гражданскими, и огромный флот рыбацких суденышек. Рыбаков явно освободили от работы, лодки были украшены флагами на длинных свежевырубленных стволах бамбука. У них это называется парАде. Живые цветы, летящие на воду, российские и японские флажки в руках у людей, вертолеты телекомпаний, испуганные стайки цапель, кружащие над морем, многие подходят знакомиться, сфотографироваться вместе на память. Поминальные чашки сакэ. С одним японским дедушкой разговаривали довольно долго. Он говорил о том, что Япония очень много получила от России. Культура, техническое развитие проникали в Японию через Корею и проливы. О том, что японцы об этом помнят и уважают большого северного соседа. Дедушка говорил по-японски, еще один знакомый - японский бизнесмен - перегонял это на английский. А английский от японцев мы уже, как оказалось неплохо понимаем. Все это прошло довольно быстро, уже через час мы стояли на месте открытия памятников. Место мне понравилось, на высоком перевале, продуваемое ветрами. С двух сторон море. Запах лета. Где-то здесь, на берегу, 27 мая 1905 г. местные жители подобрали пятерых спасшихся русских моряков.
На первом монументе - адмирал Того, посетивший раненого адмирала Рожественского в госпитале, и пожимающий ему руку. Четыре флагштока и три флага, государственные российский и японский, флаг японских ВМС.

Пять с половиной тысяч фамилий, записанных на русском языке, перечислены на досках второго памятника, я нашел там Поповичей, наш кэп - Роговца, Евгений - Панченко. Новиковы, Матвеевы, Петровы, Ивановы, адмиралы, офицеры, матросы... Справа неполный столбик японских иероглифов. Внизу, на русском и японском надпись "Памяти россиян и японцев, павших в Цусимском сражении. Монумент открыт 27 мая 2005 года в день 100-летия битвы".
Официальные лица сказали свои речи. Православный батюшка, и священнослужитель синтоистской церкви отслужили свои поминальные службы, мы возложили венки. Все сложилось, мы были там, где были нужны, и попали туда в нужное время.
Вот он, весь наш экипаж.
Вадим Хиврич, Марина Новикова, Евгений Панченко, Елена Шарнина, Владимир Роговец, Ирина и Андрей Поповичи.


На солнечной стороне


Япония живет по единому времени, и время это - на два часа позже Владивостокского. Эти ребята просто не стали вводить декретных и летних часов, и размеренно живут себе по солнцу. Утром встаешь - японцы еще спят, к вечеру, хотя солнце еще высоко, магазины уже закрыты, на улицах никого. Поэтому бегу утром в одиночестве, бегу в поисках живого места, сильно мешают этот бетон и нержавейка, и запах пластмассы, этот Голливуд, когда деревянная скамейка на поверку оказывается бетонной раскрашенной подделкой, а водопад делает электрический насос. Выбираюсь из бухты наверх по дорожке, виляющей серпантином. Фермер тарахтит мимо на маленьком грузовичке, в его кузове сидит на корточках, держась руками за кабину, маленькая женщина в большой шляпе, и громко с ним переговаривается. Машут руками. Доброе утро! Комиттива! Нормальная ферма - картошка, разложенный на грядках убранный лук, коровы с желтыми сережками в ушах. В России свободолюбивых быков окольцовывают. Здесь кольца в носу у каждой коровы, мало того, в них продеты веревки и замотаны на рогах. Техника безопасности на высоте. Интересно, сколько урожаев в год они здесь собирают?
И вот, на восточном склоне, наконец, свежий морской бриз, запах хвои, настоящий лес, трава, и тропинка, по которой можно идти босиком. И уж совсем знакомое - землянка, покрытая рифленым железом, пара матрасов внутри и ржавый мотороллер. Тропинка выводит на берег моря, к причудливым рогатым скалам, под ногами сосновые детеныши, только-только вытянувшие к солнцу первые хвоинки. Здесь можно было оставаться долго, потеряв счет времени.




Но плановые два дня стоянки уже прошли, Томоноу-сан принудительно накормлен борщом, лодка заправлена водой и топливом, порт-клиренс получен.
29 мая, 12-45 мы уходим на Хонсю.
Погода не радует, мы получили шестибальный "мордодуй" с северо-востока, и бежим под стакселем, фоком и глухо зарифленным гротом в крутой бейдевинд. В таких условиях это около 50 градусов к истинному ветру 20-30 узлов и встречной волне 2-3 метра с ходом 6-7 узлов (по GPS). К вечеру, когда острова Цусима остались за кормой, стало раздувать сильней, один гребешок волны рулевой словил в кокпит, сделав там ванну. Эта шальная волна опрокинула ведерко со сливочным маслом, оно там хранилось в воде, и размазала масло тонким слоем по всей лодке. Кроме того, нашлись два здоровых куска, которые заткнули шпигаты кокпита, и их пришлось прочищать. В общем, когда я выглянул в кокпит после этого, лица у вахты были несколько ошалелые, а куски масла были даже на штурвале. Как водится, береговая жизнь расслабила экипаж, и незакрепленное овощное рагу вместе со сковородкой улетело с плиты. К 16 часам, на мою вахту, капитан принял решение вернуться в Идзухару в связи с усилением ветра. Решение не обсуждалось, каждый оставил свое мнение при себе. Мы развернулись и полетели с попутняком обратно.
29 мая, 18.20. После морской прогулки длиной в 40 миль мы вернулись обратно в Идзухару и встали вторым бортом к шхуне-кальмаролову. Тучи быстро бежали по небу, но в гавани было тихо. Весь вечер отмывали лодку от масла и ели спасенное рагу. Кстати, мудрые рыбаки невозмутимо отстаивались эти дни в гавани, и наше возвращение никого не удивило, власти тоже. Биг вэйв? Йес, вэйв. Когда уходите? Завтра утром. v



Идзухара - Цуруга


30 мая. Выходим в 8.00. Метеокарты берем японские, через коротковолновый приемник на ноутбук. Погода - смерть яхтсмена - по всему Японскому морю ветра меньше 10 узлов. С ветром, как мы теперь говорим, полный гудзАйя масс. Его просто вообще нет. По японски, дОмо ариготО гудзАйя мас - большое спасибо. Будем идти в режиме мОтто бОтто (катер по-японски). Кстати - яхта по-японски - йОтто. А нехватка времени - тАймо лимИтто. Кошка - нЕко, собачка (ну очень мне нравится это слово!) - Инну. Душ по-японски - шва, (искаженное shower). Маленький - тИсАй, большой - оОки.
В легкой дымке, при ясном небе и в полном одиночестве идем на северо-восток. Рыбаки еще прячутся по гаваням. Далеко в море вижу что-то вроде плота, на котором вроде кто-то стоит. Подходим ближе - какая-то рыбацкая снасть с бамбуковой рамой на поверхности. Сверху на нем закреплено настоящее "пугало огородное", с консервной банкой в качестве радарного отражателя и номером. Дальше - еще одно, и еще, и еще... По "огороду" мы шли целый день, не встретив ни одного из его хозяев. Они появились только вечером. Зыбь улеглась, и народ потянулся на работу. Кальмароловы острова Хонсю шли работать к корейским берегам, пересекая наш курс. Некоторые с любопытством подходят поближе, машут руками. Парусник в этих краях - редкость.
31 мая. Ранним утром летучие рыбы, я впервые с ними познакомился, выскакивают из-под бушприта в разные стороны. Оказывается, они сначала выпрыгивают из воды и разгоняются с расправленными крыльями, работая хвостом, как гребным винтом, оставляя кильватерный след. Десяток метров, и можно взлетать. Пролетит немного, опять поработает хвостом. Особенно необычно, когда лодка наезжает на косяк ночью. Планктон здесь светится ярким сине-зеленым неоновым светом, и буруны из-под форштевня освещают борт и паруса, к этому добавляются еще и пунктирные полосы от хвостов летучих рыб. Красота! Продолжаем идти под двигателем. Остатки зыби улеглись, ветер попутный 5 узлов. Жарко. Вода - 19 градусов, купаемся. К вечеру по правому борту открывается берег - высокие остроконечные горы, мыс Хиномисаки с очень высоким маяком. Течение от берега, попутное.
1 июня. В течение дня периодически задувает ветерок, идем под парусами. К вечеру с берега налетели японские мухи разных видов и размеров, за ними стайка мухоловок. Уж не знаю, все они там, в Японии такие безбашенные, или нет, но к нам в гости пожаловала именно такая. Она залетала в каюту, пыталась садиться (и садилась!) на головы, демонстрировала высший пилотаж, отставала вместе со стайкой подружек, потом, напрягаясь, подолгу догоняла лодку. Она успела даже поспать немного на добрых женских руках под сюсюканье всего экипажа. Водой напоили, мухами накормили. И отправили домой сытую и счастливую, тем более, что до берега ей было лететь добрый десяток миль. На заходе солнца задуло из залива Вакасса. Пели песни под гитару, Григорич поймал двух кальмаров на ходу. Потом, в Цуруге, их у нас украдут прямо из ведра местные коршуны, облезлые мусорщики.
2 июня мы зашли в Цуругу, небольшой город на западном побережье Хонсю. Город расположен в глубине обширной бухты, порт прикрыт парой волноломов. Яхтклуба или марины в городе нет. Капитан уже был раньше в Цуруге, так что, немного поискав, мы обнаружили подходящий ковш для мелких судов и встали кормой к стенке, растянувшись на понтон. Пока офицерский состав занимался оформлением прихода, наши матросы нашли общий язык с местными школьниками и провели утро в японской школе.




Вообще, надо сказать, что женская часть экипажа была в этом походе нашим секретным, и очень эффективным оружием. Японцы, как завороженные волшебной дудочкой, собирались к нашей лодке, носили цветы, свежие овощи, катали на автомобилях... Победа была полной, капитуляция - безоговорочной, пленных мы не брали, и всем экипажем беззастенчиво пользовались ее плодами. Очень активные и контактные, две архитекторши и психологиня составили гремучую смесь, научную часть нашей экспедиции, тем более, что тут было на что посмотреть.
Мы бродили по улицам, заходили в маленькие мастерские и магазинчики, занимались изучением японской архитектуры, пытались общаться с местным населением. Мы видели совсем чужую жизнь, где утром город моют с мылом, и выставляют на тротуар перед своей конуркой цветы в горшках, где по сосновой роще, выращенной на берегу, тоже поутру, передвигается отряд на смешных автомобильчиках со здоровенными водяными пушками. Главный дядька важно вышагивает впереди и что-то записывает, останавливаясь, мне показалось, у каждого дерева, остальные в одинаковых комбинезончиках споро таскают шланги.
Утро в автомобильной корпорации "Тойота" начинается с планерки. Работники, построенные в шеренги, со вниманием слушают шефа, синхронно кланяясь в нужный момент. Еще в Идзухаре меня поразило, как девушка зазывала проезжающие мимо машины на бензоколонку. Она работала изо всех сил, пританцовывая, жестикулируя и выкрикивая. Достоверно описать такое невозможно, это надо видеть. Во время, когда начинаются школьные занятия, движение на улицах останавливают, и дети в форме, как маленькие самураи из кинофильмов, бредут в школу. У каждого ранец, на животе висит термос, на боку мешок с обедом, зонтик. Мальца почти не видно под этой грудой снаряжения.
Храмы, каменные сады, пруды, где живут ручные рыбины, подплывающие за едой.
Хижины, крытые тростниковой соломой, в которых жили японские императоры.
Страна, в которой главным богатством всегда считалось жизненное пространство, и только император мог позволить себе жить в парке, на отшибе. Японцы очень внимательно относятся к мелочам этого пространства, оригинальные скамейки, фонарики, забавные скульптуры на каждом перекрестке. В отделении банка мы увидели целую выставку народного творчества, кроме того, самые разнообразные куклы и оригами на каждом столе. В то же время небо над улицами затянуто безобразной паутиной проводов.
Справедливости ради, скажу, что видел я в Японии и огромную ужасную глиняную лужу, и детей, которые как-то непривычно озираясь, кидали комки грязи друг в друга, а на оборотной стороне одной из скульптур, так, чтобы не очень-то и было видно, стыдливо намалеванную граффити. Глобализм на марше, и он проникает сейчас в самые закрытые культуры.
Время пролетело как миг, - день в Цуруге, поездка на поезде в Киото, древнюю столицу Японии, заправка водой, топливом, и вот, 5 июня, под вечер, мы снимаемся на Владивосток. Мы с Евгением Панченко шли бы и шли себе вдоль побережья, но остальной народ засобирался домой.


Цуруга - Владивосток


5 июня, 20-00. Прошли внешний мол порта Цуруга, ветер, естественно, встречный, 10 узлов. К полночи ветер отошел, идем правым галсом практически по генеральному курсу, вызвездило. Прогнозы безутешные. Если по побережью какое-то движение воздуха наблюдается, то впереди, в центральной части Японского моря, в районе банки Ямато, штиль, туман.
Так мы и шли, периодически включая дизель, когда ветер "закисал" до штиля, и отмечая все примечательные события в судовом журнале. Особо скучать не приходилось.

6 июня, 14-22. Пролетел патрульный "Орион". Услышали его издалека, он явно любопытствовал и подвернул поближе.

7 июня Ветер отошел до бакштага 15-20 узлов V=6 узлов за вахту пройдено 24 мили.
02-25 Яхту по корме сопровождает НЛО
3-15. Разошлись с караваном. Буксир и б/корабль.
14.46 Вчерашний самолет (японские опознавательные знаки) сделал два облета яхты.

8 июня 7-00. Слева на траверзе кит. Он довольно долго изображает здоровенное бревно, потом плавно уходит под воду. Вода - 13.5 С 9-30. Въехали в зону тумана. Стая огромных мух. Мы потом долго боролись с нашествием, выгоняя их из каюты.
16-48 Небольшой кит неожиданно вынырнул по корме в десятке метров. Я увидел его, потому что обернулся на шум вдоха. На 16 канале - японцы.
19-42. До о. Скрыплева (на входе в порт Владивосток) осталось 100 миль.
19-50. Две группы дельфинов

9 июня Туман, дизель, штиль. День рождения у Евгения Панченко, нашего штурмана, очень опытного яхтсмена с Камчатки, прошедшего под парусами Атлантику и Тихий океан. Мы подготовились, и утром ему пришлось вылавливать из-за борта бутылку с письменным поздравлением. Девочки приготовили настоящую пиццу, причем тесто раскатывали бутылкой со знакомой этикеткой. Праздник удался, тем более что спать в эту ночь особо и не пришлось. Темень - выколи глаз, штилевое море, нафаршированное рыбаками, лежащими в дрейфе, густой туман, фыркающие дельфины. Всю ночь пытаемся выяснять по радио, кто спит у нас на дороге, кто идет, пересекая курс. Поутру неожиданно встретились с сейнером, давшим перед этим координаты с ошибкой в пятнадцать миль. По-видимому, здесь у него было заветное рыбное местечко, ну и зачем попусту трепаться в эфире? Температура воды уже 8.2 С.
К 12 часам выскочили из стены тумана.
"Земля!" Впереди сопки родного города, освещенные солнцем, уже заработали сотовые телефоны, мы почти дома. Мимо Скрыплева, через пролив Босфор Восточный входим в Амурский залив и ложимся в дрейф. Граница закрыта, ждем власти. К 16 часам швартуемся в Яхтклуба Морской академии и оформляем приход.

Наш капитан оставил в судовом журнале такое напутствие: "Спасибо экипажу яхты за компанию в переходе на Цусиму. Не нахожу в экипаже чего-то такого, чего нельзя исправить. Спасибо дизельшкоту, ветру, и всем, кто ходил на этой замечательной яхте. Надеюсь, что Ваши дальние плавания на этом не прекратятся.
Удачи всем под этими парусами, С уважением, В.Г. Роговец"


Мы хорошо сходили. Мы сами сделали это, и остались довольны друг другом, лодкой, погодой, новыми впечатлениями.


Андрей Попович, с.п.к.м. яхты "Чава" в японском походе 2005 года.
http://www.chava.ru

Читайте отчет Андрея Поповича "Вокруг Японии 2006"

Теги: отчеты, Цусима
Рейтинг:  3.45

Возврат к списку


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 




Новые отчеты
Все отчёты >>

Облако тегов




Рекомендуем:

Глоссарий терминов

А Б В Г Д И К Л М Н О П 
Р С Т У Ф Х Ч Ш Э Ю Я 

Случайный термин

 
 

Нашли неточность, ошибку, или просто хотите выразить своё отношение к странице или разделу? Пишите нам!
© Игорь Истомин, 2007-2012 гг.