На главную
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация


Навигация
- Форум
- Фотогалерея
- Каталог яхт-клубов
- Карта сайта
- Яхтинг в Интернет
- Реклама на портале
Реклама
Случайное фото
Наши рассылки

Rambler's Top100
Рейтинг - яхты и катера
Рейтинг@Mail.ru
 
«Он настраивал яхту, как скрипку»

«Он настраивал яхту, как скрипку»

В Латвии, в Доме Черноголовых на днях открылась выставка, посвященная 100-летию выдающегося латвийского яхтсмена Евгения Канского.
Событие это произошло с некоторым опережением - юбилейная дата приходится на 17 декабря 2007 года. Публикации, фотографии, призы за многочисленные победы, которые Канский одерживал в течение 66 лет, воспринимаются как повесть о незаурядном человеке и выдающемся спортсмене.

Как Лодочников стал Канским

Родился будущий гений парусного спорта неподалеку от Риги, в местечке Клестини, в семье окружного судьи, коллежского асессора Ивана Ивановича Лодочникова и его жены Марии Александровны, о чем свидетельствует выданный при крещении в рижской Александро-Невской церкви (и представленный в экспозиции) документ. И хотя крещен новорожденный как Евгений Иванович Лодочников, его истинным отцом был рижский нотариус Вячеслав Канский.

До семи лет мальчик жил с матерью и приемным отцом, а потом Мария Александровна сочла необходимым отправить сына к фактическому отцу, который с радостью принял свое чадо и взял все заботы по его воспитанию и образованию, хотя официально усыновил и дал свою фамилию только в 1933 году. При своей весьма ответственной кабинетной работе Вячеслав Канский слыл увлеченным яхтсменом, любил езду на автомобилях, что в то время считалось довольно экстравагантным занятием. Он и сам участвовал в гонках, но профессиональная занятость не позволяла ему заниматься этим более серьезно.

Крепкий орешек

Свою первую яхтенную победу Евгений завоевал в пятнадцать лет (1922) на подаренной отцом яхте Jolitе. Когда он заявил о своем желании участвовать в гонках, Вячеслав Канский возражать не стал, но на соревнования не пошел: не хотел быть свидетелем его поражения. К тому же в сравнении с яхтами богатых буржуа небольшая Jolitе выглядела скромно.

Однако парень оказался крепким орешком: его не смутила ирония богатеньких владельцев роскошных яхт, стоящих рядом с ним на старте. Более того, их ироничные шутки только раззадорили его. И на своей Jolite юный Евгений благодаря врожденному чутью и приобретенным у отца навыкам обошел всех своих быстроходных соперников и выиграл гонку.

Его участие во взрослых соревнованиях было неофициальным, поэтому в качестве приза ему вручили серебряную ложку. Он долго хранил ее как реликвию, изредка использовал по назначению, правда, потом она куда-то пропала. Потому и в экспозиции среди многочисленных наград яхтсмена ее нет.

На следующий день после неожиданной победы газеты писали о феномене Jolite и ее талантливом рулевом юном Евгении Лодочникове. (В те годы он еще носил фамилию своего официального отца.) В 1927 году он стал чемпионом гонок на буерах. Потом пришел первым в республиканской регате на отцовской яхте «Демон».

Спорт требует жертв


Успехи в яхтенном спорте не лучшим образом сказывались на учебе в школе. Пятерки ему ставили только по русскому языку (очевидно, сказывалось, что дома говорили по-русски) и поведению. С остальным шло хуже: по латышскому и английскому языкам были твердые тройки, по немецкому - не очень твердые четверки. Однако позже это не помешало ему блестяще говорить на всех главных европейских языках и иметь славу одареннейшего лингвиста. И те, кто знал его, уверяют, что говорил он на всех языках легко и без акцента.

Канский с легкостью пренебрег семейной традицией и не стал юристом и профессию выбрал, повинуясь только своей страсти: поступил в Валдемарскую мореходную школу и стал штурманом. Во время каникул нанимался юнгой на суда, и к окончанию школы имел неплохую для выпускника морскую практику.

Получив диплом штурмана, Канский надеялся на достойную работу: ведь в 30-е годы он уже был известен как победитель в известных европейских гонках: на своей знаменитой яхте Amata (в переводе с латыни - «любимая») он завоевал четыре первые награды в регате Nordsee Woсhe, победил во всех четырех стартах в Остенде, имел четыре первых места на гонках в Гавре, а в знаменитых соревнованиях в Дювилле из пяти стартов в трех был первым и в двух - вторым.

Однако в Латвии в 30-е годы трудоустроиться было нелегко, особенно в торговый флот. Поэтому работать он пошел не по специальности и в 1935 году начал карьеру гонщика-испытателя французской автомобильной компании Amilkar.

«Меня научили там риску и бесстрашию, - вспоминал Евгений. - Им нужен был гонщик, который ничего не боялся. А меня влекли соревнования, неважно на чем - яхте или машине. Состязаясь, я испытывал физическую радость», - признавался он позже.

Ни травмы, ни аварии, ни долгие дни в больнице со сломанными костями не остановили его. Неуемный характер требовал экстрима, и именно в этой работе он его находил. Мучило только одно - тоска по Латвии. Он постоянно ездил в Ригу, и каждое возвращение во Францию был связано с болью расставания с родными местами и людьми.

В те годы он стал одним из победителей знаменитого ралли Монте-Карло, заняв почетное пятое место. (С тех пор ни один гражданин Латвии пока не удостаивался титула победителя в этом трудном и почетном ралли.) За победу компания подарила ему автомобиль, на котором он завоевал победу. В 30-е годы Канский был едва ли не единственным в Латвии обладателем «Амилькара».

После войны Канский на нем уже не ездил. Машина стояла в сарае на хуторе где-то под Туей. Хозяин хутора возил на ней картошку в Ригу, пока ее не увидел неподалеку от базара одержимый старыми автомобилями парень, которого звали Рамек Лейбович. Он сразу понял, что перед ним уникальный спортивный автомобиль с явно интересной судьбой. Он навел справки и вышел на Канского.

По случайности Лейбович тоже с детства увлекался яхтенным спортом, благодаря чему с первой встречи нашел общий язык с Канским. Между ними была разница в возрасте в 50 лет, но это не помешало дружбе. Рамек восстановил машину, стал членом клуба античных автомобилей, где до сих пор стоит знаменитый «Амилькар».

Он был настоящим аристократом

После войны Евгений Канский продолжал активно заниматься яхтами и очень быстро стал лидером латвийского парусного спорта. Он не делал разницы между престижными международными регатами и клубными гонками и призывал яхтсменов готовиться к любому соревнованию так, как если бы оно было первенством на Кубок мира.

Один из последних его триумфов пришелся на 1979 год, когда 72-летний яхтсмен стал чемпионом Латвии и занял третье место в чемпионате СССР. Но и на этом он не успокоился и в 1980 году снова стал чемпионом Латвии. В крупных соревнованиях он перестал участвовать только после 1983 года.
Таким он был, Евгений Канский.

Шестнадцатикратный чемпион Советского Союза, победитель многочисленных региональных и республиканских регат, он оказался и прекрасным тренером. В 1981 году, когда победителем регаты стал его ученик и долголетний соперник Борис Мясников, Канского удостоили престижной награды «Тренер чемпиона».

Евгений Вячеславович часто соревновался с теми, кого сам тренировал, но победить его было нелегко. «20 лет он портил мне кровь, - вспоминает теперь уже и сам легендарный яхтсмен, многократный чемпион СССР и Латвии Борис Мясников. - Конечно, я тоже нередко приходил первым, но если Канский был в гонке, я чаще довольствовался почетным вторым местом».

Ему не было равных в искусстве настройки яхты. Бывалые яхтсмены вспоминают, как чутко подтягивал Канский талрепа перед гонками, как учитывал все нюансы погоды и предполагаемой дистанции, прогнозировал возможные изменения направления ветра. Настроить яхту перед гонками его просили даже прославленные чемпионы: все знали, что хорошо настроенная яхта - две трети успеха. «Чутье у него было феноменальное, - вспоминают те, кто видел его в работе, - он настраивал яхту, как скрипку».

Все, кому посчастливилось в свое время общаться с Евгением Канским, отмечают его благородство и чувство достоинства, которое выражалось прежде всего в исключительно благожелательном отношении к людям.

«Чем бы ни был озабочен или расстроен Евгений, - вспоминает один из знавших Канского яхтсменов, - он неизменно был доброжелателен и внимателен к собеседнику, даже если это был только что пришедший в клуб мальчишка. Мы его воспринимали как истинного аристократа».

Непревзойденный в течение 50 лет победитель всех самых крупных регат и чемпионатов, доступных советским яхтсменам, Канский и до сих пор остается одной из самых ярких фигур в латвийском, да и в европейском парусном спорте.

Источник: www.d-pils.lv

Теги: 
Баллов в сумме:  3
Проголосовали:  3
Рейтинг:  2.63

Возврат к списку




Новые отчеты
Все отчёты >>

Облако тегов




Рекомендуем:

Глоссарий терминов

А Б В Г Д И К Л М Н О П 
Р С Т У Ф Х Ч Ш Э Ю Я 

Случайный термин

 
 

Нашли неточность, ошибку, или просто хотите выразить своё отношение к странице или разделу? Пишите нам!
© Игорь Истомин, 2007-2012 гг.